ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ НОВОГО СВЯТОГО

“Слова Римского Папы о любви к Украине не вяжутся с его действиями по канонизации такой одиозной фигуры, как Андрей Шептицкий.”

Иеромонах Тихон (Жиляков).

Затянувшееся шоуПапа на Украине” завершилось, оставив смешанные чувства, главное из которых - неловкость. Просто неудобство, что из деятелей украинской истории престарелый папа-поляк не нашел для прославления более лучшей кандидатуры, чем Шептицкий. Оно, конечно, в современной “ура-патриотической” пропаганде фигура митрополита Андрея окружена ореолом натурального святого. Однако надо повнимательней рассмотреть “заслуги” многолетнего главы Украинской униатской церкви.

Роман-Мария-Александр граф Шептицкий родился 29 июля 1865 года на Львовщине. Он происходил из старого галицко-боярского рода, ополяченного и окатоличенного еще в XVIII в. Характерны судьбы его братьев. Казимир пошел по стопам старшего братца, принял сан под именем Климентий и в 1930-40-е годы был одним из руководителей ордена студитов. Станислав избрал армейскую карьеру, дослужился до чина генерала австрийской армии, с 1918 г. - на военной службе в Польше. Сам Роман после окончания гимназии в 1883 г. проходил срочную службу в привилегированном уланском полку им. Гессенского, кавалерийский поручик, затем учился в Ягеллонском университете на юридическом и теологическом факультетах. В 1888 г. молодой доктор права обратился к религии. Его духовная карьера своей стремительностью давно вызывала подозрения историков. Судите сами: 2.6.1888 г. он становится 89 кандидатом в новициат. Вместо положенных 6 месяцев пробыл кандидатом лишь месяц и уже 1.7.1888 г. явился на свет божий монахом ордена василиан Андреем. В 1891 г. закончен курс богословской академии “студиум рутенум” в Риме. В 1892 г. прошел обряд просфории. В 1894 г. основал орден Св. Теодора Студита. В 1896 г. стал игуменом Онуфриевского монастыря. В 1897 г. начал миссионерствовать, выпуская журнал “Місіонер Пресвятого Серця Ісусового”. В 1898 г. назначен епископом Станислава (ныне г. Ивано-Франковск), а в 1990 г. - архиепископом Львовским и митрополитом Галицким. Параллельно с карьерой развивается и “національна самосвідомість”. Еще в 1869 г. Шептицкий ездил в Россию, где встречался с основателем “самостийнической школы” украинской истории В.Антоновичем и его верным выучеником М.Грушевским.

Конец XIX в. был в Галиции временем бурного развития украинского национал-сепаратизма. Владевшая краем Австрийская империя имела весьма прагматические соображения: Галичина как “Піемонт національного відродження” - прекрасный идейный плацдарм для отторжения Малороссии от Российской империи и присоединения ее к короне Габсбургов. Русофильство местной интеллигенции, напротив, таило в себе угрозу перехода Галиции в состав России. Отсюда - понятная практика культивирования “отрубности”, “отдельности” галичан-украинцев от русского народа. Главной сферой была, естественно, идеология, то бишь церковь. И здесь свою роль отлично сыграл энергичный молодой митрополит греко-католической церкви Андрей. Сама идея унии, т.е. подчинения местной православной церкви Западу, олицетворяемому Римом, в сочетании с украинским национализмом причудливо переродилась в голове Шептицкого в мысль об избранности Украины, ее нации и религии, как восточно-западного единения (но при безусловном приоритете Запада), как средстве привести православную “схизму” к туфле римского первосвященника. Нынешние биографы-подлизы по этому поводу называют Андрея “предтечей экуменизма”.

Однако, переходя от теории к практике, Шептицкий в своей деятельности не гнушался чисто шпионских методов. В 1907 г. он получил тайные полномочия на униатскую деятельность в России. В 1908 г. папа утвердил его “примасом католиков восточного обряда Российской империи”. Реализуя эти права, глава церкви, переодевшись в штатское, с фальшивым паспортом, полученным от австрийских спецслужб, под видом коммивояжера велосипедной фирмы несколько раз посещает Россию, укрепляя и расширяя сеть униатской церкви. По странному совпадению, многие назначенные им душпастыри впоследствии оказывались немецкими и австрийскими шпионами (например, уполномоченный в Москве иезуит Верцинский). Во время одной из таких гастролей в Витебске его задержали. Но царский двор, зная о дружеских связях Шептицкого с австрийским наследником Францем-Фердинандом, решил не раздувать скандала: митрополита-коммивояжера вежливо проводили до границы.

Не менее интересна “внутренняя” деятельность Шептицкого. Будучи депутатом Галицкого сейма и венской Палаты Господ, он пылко выступал за открытие украинских школ и университетов. Однако, при очередном обострении польско-украинского противостояния, когда украинский студент Сичинский убил губернатора Потоцкого, в митрополите сразу ожил польский граф, осудивший акцию и приравнявший смерть жестокого карателя Потоцкого к смерти Иисуса Христа. Львовская газета “Сила” еще в 1920-е годы тонко подметила в Шептицком “умение подлаживаться под любое правительство”. Скажу грубо, но своими словами: митрополит имел очень гибкую спину. Процитируем три послания, выпущенные им в 1914 г. В марте Шептицкий отправил Николаю II тайное послание, в котором уверял императора в своей верности и назвал его “объединителем славянства”. Летом, в первые дни вспыхнувшей мировой войны, он обращается к пастве с посланием: “Дорогие мои, в очень важное время ведется война между нашим цесарем и московским царем, война справедливая с нашей стороны. Московский царь... хочет забрать у нас свободу, заковать нас в кандалы. Будьте верны цесарю до последней капли крови”. Однако, разгромленные в Галицкой битве австрийские войска 3 сентября оставляют Львов, куда вступили русские. И вскоре Шептицкий направляет Николаю II новое письмо по поводу “успехов российской армии и воссоединения Галиции с Россией, за что трехмиллионное население Галиции с радостью приветствует российских солдат как своих братьев... Православно-католический митрополит Галицкий и Львовский, многих лет желающий и готовый ежедневно жертвовать свою жизнь за благо и спасение Святой Руси и Вашего Императорского Величества, повергает к ногам В. И.В. сердечнейшие благопожелания и радостный привет по случаю завершающегося объединения остальных частей Русской Земли”.

Современные украинские исследователи риторически вопрошают: за что безвинного митрополита выслали из Львова? Чем вызвана эта “антигуманная акция”? Просветим их цитатой из мемуаров генерала А. Брусилова: “Униатский митрополит граф Шептицкий, явный враг России, с давних пор неизменно агитировал против нас... Я его потребовал к себе с предложением дать честное слово, что он никаких враждебных действий против нас предпринимать не будет; в таком случае я брал на себя разрешить ему оставаться во Львове для исполнения его духовных обязанностей. Он охотно дал мне это слово, но, к сожалению, вслед за сим начал опять мутить и произносить церковные проповеди, явно нам враждебные. Ввиду этого я его выслал в Киев в распоряжение главнокомандующего”. Конкретизируем: в Успенском соборе, занятого русскими Львова, митрополит в праздничный день выступил с призывом к верным “молиться за победу австро-германского оружия”! Царская власть не законопатила его в Сибирь, нет. В комфортабельном салон-вагоне “репрессированный” митрополит разъезжал по России (Курск, Ярославль, Суздаль) продолжая укреплять свою агентурно-униатскую сеть. В 1917 г. Временное правительство сняло с него все ограничения, а Керенский распорядился вернуть архив, изъятый в феврале 1915 г. из тайника под Святоюрским собором. Среди тех бумаг был и грандиозный прожект, сочиненный Шептицким накануне войны и предусматривавший: “военную, социальную и церковную реорганизацию страны... как только победоносная австрийская армия пересечет границу Украины... чтоб отделить эти области от России при каждом удобном случае как можно решительнее... Церковная организация должна преследовать ту же цель - Церковь на Украине необходимо по возможности полнее отделить от Российской... о запрещении молиться за царя, о необходимости молиться за цесаря, великорусские московские святые должны быть удалены из календаря и т.д.... Я как митрополит мог бы это сделать в соответствии с каноническими правилами Восточной Церкви... Определенное число епископов, ...которые откажутся присоединиться к унии, должны быть устранены и заменены другими, теми, кто признает украинские и австрийские убеждения... Восточные Патриархи, оплаченные из средств правительства, также одобрили бы их”. Как видим, “Украинский Моисей” абсолютно лоялен к Габсбургам и отнюдь не помышлял о какой-то “незалежности”, предлагая для Украины лишь куцую автономию в составе Австро-Венгрии.

В тех же рамках - воистину предательское поведение Шептицкого по отношению к галичанам-руссофилам, которых австрийские власти по доносам униатских попов в 1914-15 гг. просто истребляли. За арестованных и избиваемых православных заступались даже епископы-католики - польский и армянский. Испанский король Альфонс просил помиловать осужденных на Венском процессе. Но униаты во главе с Шептицким, несмотря на просьбы, наотрез отказались заступаться за русских священников, истребляемых в Талергофском концлагере. Поистине, “христианское милосердие”!

Бурные события 1917 г. задели своим крылом и Шептицкого. Поспешно собранный в Петрограде под его руководством униатский собор учреждает Российскую греко-католическую церковь, избирает экзарха Леонида Федорова. Затем Киев, где “страдальца” привечает Центральная Рада. Затем родной Святоюрский собор. Однако, прогерманская ориентация владыки сталкивает его с властями новосозданной Польши. За приветствие в адрес провозглашенной Западноукраинской Народной республики поляки интернировали митрополита на год. Затем поездки в Рим, в гости к американской диаспоре, попытки отстоять галицкую автономию, закончившиеся в 1923 г. арестом на чешско-польской границе и высылкой в Познань. Шептицкий успокоился внешне и принялся готовить кадры. УКЦ, КАУМ, “Орлы”, “Луги” - в этих клерикальных организациях прошли фашистскую обработку тысячи молодых униатов, ставших “главной опорой и главной силой нашей церкви в борьбе с большевизмом и его сторонниками в Галиции”, - писал униат К. Чехович. Многотысячный парад этих сил промаршировал перед стареющим митрополитом во Львове в 1933 г. в рамках акции “Молодь - Христу”. Лидер “Орлов” В.Глибовицкий писал, что воспитывать молодежь надо так, как это делают “такие общественно-политические движения, как гитлеризм и фашизм. И именно такая форма воспитания завоевала полное право гражданства в католической церкви” (это обращение было одобрено митрополичьим капитулом). Сам Шептицкий еще в 1933 г. в частной беседе сказал: “Новое и, как по всему видно, решительное руководство великой Германии наконец возродит былую славу немецкой нации и до конца выполнит предначертанную ей богом задачу уничтожения большевизма”. Во время войны в Испании он в “пастырском послании” заклинал украинскую молодежь действовать по примеру франкистов. Лояльным оставалось и отношение к польским властям, хотя в 1930 Шептицкий протестовал против проводимой пилсудчиками “пацификации”. Еще бы, ведь закрывая православные храмы, католические власти подрывали его влияние.

Пакт Молотова-Риббентропа митрополит встретил заявлением о нейтралитете. Воссоединение Западной и Восточной Украины он рассматривал как возможность расширить свое влияние на весь СССР! (“Многим из нас бог даст эту милость - проповедовать в церквах Великой Украины вплоть до Кубани и Кавказа, Москвы и Тобольска” - из инструкции священникам, 1940 г.). Экзархом Востока и наместником митрополичьего престола 22.12.1939 г. был тайно назначен Иосиф Слипый. Вместе с ним Шептицкий бомбардировал новые советские власти бесконечными нотами и протестами: против передачи церковных земель крестьянам (митрополит оставался и крупнейшим помещиком), против легализации комсомола и пионерской организации, против открытия во Львове Дворца пионеров, против выборов 1940 г. в Верховные Советы УССР и СССР. Тогда же митрополит Андрей дал указание своему брату Климентию связаться с закордонными центрами ОУН и лично “проводником” А.Мельником. Контактировал святоюрский владыка и с местным подпольем: краевой проводник ОУН Д.Мирон через попа Антона Каштанюка в 1940 г. несколько раз получал от него крупные суммы валюты, а жил он по тайной рекомендации митрополита в одной из келий Львовского женского монастыря. Весной 1941 г. Шептицкий благословил назначение Ивана Гриньоха капелланом спецбатальона СС “Нахтигаль”” который был сформирован немцами из украинских националистов для проведения диверсий.

Последние 4 года жизни Шептицкого освещаются официальными биографами очень скупо. Не будем много говорить и мы: дадим слово документам: “Около 3 часов утра 30 июня вошли в город первые патрули немецких армий. Это были украинцы из батальона под командованием Р.Шухевича. Они представились митрополиту Андрею Шептицкому. Выслушав доклад И.Гриньоха, глава церкви благословил их... Во дворе Святоюрского собора митрополит провел богослужение в честь непобедимой немецкой армии и ее вождя Адольфа Гитлера. “Радуемся освобождению земли нашей от безбожного большевизма, - говорил Шептицкий. - Искренне просим Всевышнего о победе немецкого оружия... Благословляю вас, сыны мои, на священную борьбу... Начинайте с Богом!” (“Вiльне слово”, 16.7.1941). И нахтигалевцы начали. С благословения Шептицкого в течение двух недель во Львове было вырезано 8 тыс. чел. поляков и евреев, в т.ч. около 70 известнейших деятелей культуры: писатели Т.Бой-Желеньский, Г.Груская, академики К.Бартель, И.Соловий, А.Цешинский (данные С.Визенталя). Шептицкий знал об этом, получая ежедневные доклады И.Гриньоха, но не сделал ничего, чтобы прекратить бойню.

Даже когда жена Цешинского, лично знакомая с митрополитом, просила его помочь спасти мужа, Шептицкий цинично ответил, что “не вмешивается в мирские дела”. Зато 1 июля он выпустил радостное обращение к пастве с призывом отслужить молебны за победу немецкого оружия и “многолетие немецкой армии”, а заодно “обратить внимание на людей, которые честно служили большевикам”. 5 июля - аналогичное “пастырское послание”. 1 августа новое обращение: “Немецкой армии нужно оказывать самую большую помощь” (Вiльне слово” 1.8.1941). 6 сентября - выступление по Львовскому радио с призывом к господу “благословить эту геройскую армию и содействовать успешному завершению победы над безбожным коммунизмом”. 23 сентября - письмо Гитлеру. “Ваше превосходительство! Как глава УГКЦ я передаю Вашей Экселенции мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины Киевом... Я буду молить Бога о благословении победы, которая станет гарантией длительного мира для Вашей Экселенции, Немецкой Армии и Немецкого Народа”. 14 января 1942 г. новое письмо “Его превосходительству фюреру и Рейхсканцлеру Германии... Мы заверяем Вас, что руководящие круги на Украине стремятся к самому тесному сотрудничеству с Германией, чтобы объединенными силами немецкого и украинского народов завершить борьбу против общего врага”. В мае 1942 г. митрополичий ординариат издал распоряжение №1903, в котором вопреки христианским канонам давалось “разрешение” работать на благо рейха “в воскресенье после службы божьей, отправленной раньше, например в 8 часов” 1.8.1942 г. владыка обратился к пастве с новым указанием: работать не только по воскресеньям, но и в праздники Преображения и Успения. Тем же летом иерархи УГКЦ во главе с Шептицким занесли фюрера “навечно в состав украинской национальной элиты под №1 в качестве Главного атамана всей казачьей Украины” (Ау-у, генерал-сержант Мулява, Билас и Ко). Эпилогом можно поставить записку Шептицкого в Преображенский униатский храм во Львове от 1.01.1944 г.: “Митрополичий Ординариат поручает отдать колокола, когда явится чиновник с возом и людьми. До 15 января дело должно быть улажено”. Речь идет о сдаче колоколов немецким властям на переплавку для нужд фронта.

Отдельно отметим активное участие митрополита в создании дивизии СС “Галичина”. В честь ее создания весной 1943 г. по распоряжению Шептицкого во всех церквах служили торжественные молебны. Он благословил формирование и делегировал в дивизию на должность капелланов 3 своих приближенных священников во главе с митратом Василием Лабой.

Немецкие власти должным образом отблагодарили владыку: земли в Кайзервальде, национализированные Советами, были возвращены ему. С апреля 1943 г. из фашистской казны на счета Шептицкого “на специальные нужды” стали ежемесячно перечислять по 360-370 тыс. марок. “Отчитываться об использовании этой суммы перед моей службой не нужно”, - указывалось в письме генерал-губернатора от 29.4.1943 г. На совещании сотрудников абвера в феврале 1943 г. генерал Лахузен отмечал: “Реальную помощь в борьбе с партизанами на Украине нам оказывает агентура из высшего духовенства и украинских националистов. Приятно отметить, в частности, роль митрополита Андрея Шептицкого, который всегда был и остается нашим активным приверженцем. Шептицкий настолько хорошо относится к нашей службе, что с первых дней войны, вопреки каноническим правилам, выделил несколько комнат своей резиденции для одного из сотрудников нашего отдела Ганса Коха... Это яркий пример использования широких возможностей церкви в интересах абвера”. Ему вторил начальник церковного отдела 4 управления СД Нейгауз: “Из докладов львовского отдела СД мне известно, что Шептицкий был настроен пронемецки и активно помогал правительственным органам, в частности СД... Кроме информационной деятельности, Шептицкий и подчиненное ему духовенство активно помогали мобилизации молодежи в дивизию СС “Галичина”... Среди василиан львовское СД имело много тайных сотрудников. Шептицкий был также связан с абвером”.

Не забывал владыка и бандеровцев. В беседе с руководством ОУН-УПА 16.2.1944 г. он сказал: “Главной квестией (задачей) УПА сейчас должны быть всесторонняя помощь немецким властям и подавление коммунистического влияния в Галичине”. Встречался он и с главнокомандующим УПА гауптштурмфюрером СС Романом Шухевичем.

Благословение Шептицкого не спасло дивизию СС “Галичина”. В июле 1944 г. она была вдребезги разбита под Бродами наступающими советскими войсками. Через несколько дней был освобожден Львов. О.Субтельный, утверждающий, что “немедленно начались репрессии против греко-католической церкви и Шептицкий был посажен под домашний арест”, лжет. Советская власть отнеслась к униатскому митрополиту довольно либерально. 7.9.1944 г. на праздничной сессии собора Шептицкий выразил ей “горячую благодарность” за “доброжелательное отношение” и отметил, что “мы пользуемся ныне всеми правами служить, проповедовать, воспитывать детей”. Затем на архидиецезиальном соборе он выступил с осуждением бандеровцев (которых сам благославлял полгода назад). Копия соответствующего пастырского послания отсылается в Москву, правда, оригинал, вместо того, чтобы быть оглашенным в церквах, тихо оседает в личном архиве. Новый кульбит: когда члены Государственной Комиссии по расследованию немецких зверств предлагают ему подписать протокол, митрополит отказывается, ссылаясь... “на отсутствие достоверных сведений”!

10 октября владыка отправляет письмо в Москву: “Правителю СССР, главнокомандующему и великому маршалу непобедимой Красной Армии И.В. Сталину привет и поклон. После победоносного похода от Волги до Сана и дальше, Вы снова присоединили западноукраинские земли к Великой Украине. За осуществление заветных желаний и стремлений украинцев, которые веками считали себя одним народом и хотели быть соединенными в одном государстве, приносит Вам украинский народ искреннюю благодарность. Эти светлые события и терпимость, с которой вы относитесь к нашей Церкви, вызвали и в нашей церкви надежду, что она, как и весь народ, найдет в СССР под Вашим водительством полную свободу работы и развития. За все это следует Вам, Верховный Вождь, глубокая благодарность от всех нас... Эта любовь говорит нам принести Вам пожелания всякого блага и воздать надлежащую честь по словам Христа “кесарево кесарю”.

Однако дни его были сочтены.1.11.1944 г. Шептицкий скончался. “Советские власти разрешили пышные похороны А.Шептицкого, которые организовали верующие. Интронизация его преемника, митрополита Иосифа Слипого с согласия советских властей также прошла без каких-то помех. Церковь продолжала свою деятельность в рамках гарантированных ей конституцией прав”, - признает диаспорный богослов Б.Левицкий. Добавим, что в похоронах принял участие лично первый секретарь ЦК КПУ Н.С. Хрущев, привезший венок от самого Сталина. До собора 1946 г., ликвидировавшего унию, оставалось еще два года бандеровского беспредела, благославляемого наследником Шептицкого И.Слипым.

В заключение - характеристика. “Он как историческая личность не был представителем никакой национальной идеи. Это был эгоист в полном смысле слова. Поляк по воспитанию и приемам жизни, он перешел в Малороссию и там сделал себе карьеру, подделываясь к властям и отнюдь не останавливаясь ни перед какими безнравственными путями. Самое верное определение этой личности - воплощенная ложь. Он лгал перед всеми, всех обманывал... всем готов был сделать зло”. Это было написано Костомаровым еще в 1882 г. о другом “герое” - Мазепе, но как точно подходит эта характеристика к Шептицкому.

Ю.ФЕДОРОВСКИЙ,

кандидат

исторических наук.

 

Веб-мастер БС: info@br-sl.com
 

InterReklama
InterReklamaAdvertising



Hosted by uCoz